Советы тем, кто отправляется на юг на отдых. 4 страница

Рис. 9. Фагоцитарная активность макрофагов, полученных от мышей, которым вводили эфирные масла.
1 — контроль; 2 — ЭМ монарды; 3 — ЭМ базилика.

Таблица 12. Число клеток прямых АОК селезенки мышей в различных газовых средах

Газовая среда Число прямых АОК селезенки
на 106 клеток селезенки на всю селезенку
Искусственная атмосфера (лишенная РАВ) 2,83
Естественная атмосфера 1,49
Биогенизированная атмосфера 2,78

Первичный иммунный ответ у мышей после длительного пребывания в условиях искусственной атмосферы также претерпевал значительные изменения. Число прямых антителообразующих клеток селезенки достоверно превышало их число у мышей контрольной группы. Сходная картина выявлена при расчете числа АОК на всю селезенку. При этом число АОК у мышей, содержащихся в условиях искусственной атмосферы, превышало контрольные цифры почти в 3 раза. Введение эфирного масла монарды сопровождалось достоверным снижением выраженности первичного иммунного ответа.

Таким образом, длительное пребывание экспериментальных животных в условиях искусственной атмосферы сопровождалось изменениями иммунной системы, а именно — увеличением числа клеток селезенки и более активным формированием первичного иммунного ответа.

Введение растительных ароматических веществ монарды в состав искусственной атмосферы нормализует эффект ее влияния на иммунную систему, что подтверждается уменьшением числа клеток в селезенке.

Изучение титра гемагглютининов у крыс-самцов линии Wistar в различных газовых средах выявило, что интенсивность иммунного ответа на эритроциты барана была выше в искусственной атмосфере (In обратного титра составил 7,5), чем в естественной атмосфере (6,2; Р<0,05).

Биогенизация искусственной атмосферы растительными ароматами лаванды привела к нормализации титра гемагглютининов (In обратного титра составил 6,5), приближая его к контрольным показателям (6,2; Р<0,05).

Приведенные данные свидетельствуют о том, что и в первой, и во второй серии экспериментов показатели иммунной системы животных, содержащихся в ИА, отличались от данных, полученных в ЕА. Это отличие заключалось в активации интенсивности иммунологических реакций в условиях ИА. Возможно, что активация иммунитета была обусловлена более высокой микробной обсемененностью воздуха искусственной атмосферы.

При введении РАВ лаванды и монарды в природных концентрациях в состав ИА отмечена нормализация некоторых показателей. Активность воздействия ароматов лаванды была выше, чем активность воздействия эфирного масла монарды.

Очевидно, действие РАВ на выраженность иммунологических реакций можно объяснить, с одной стороны, снижением микробной обсемененности воздуха в гермообъеме под влиянием РАВ эфирных масел, а с другой — их непосредственным воздействием на измененные иммунологические реакции организма животных. В пользу последнего свидетельствуют и данные, полученные в лаборатории, показавшие, что РАВ монарды, базилика, лаванды в природных концентрациях стимулируют функциональную активность Т-звена иммунитета при экспериментальных вторичных иммунодефицитах, проявляя отчетливую иммуномодулирующую активность на моделях первичного и вторичного иммунных ответов.



Данные, полученные нами, свидетельствуют о том, что биогенизация атмосферы, лишенной растительных ароматических веществ, может быть одним из методов профилактики нарушений иммунологического статуса людей, длительно находящихся в такой атмосфере.

Действие растительных ароматических биорегуляторов на иммунную систему людей, длительно находившихся в ИА. Изучено действие природных концентраций РАВ эфирных масел лаванды, монарды, мяты и эвкалипта на состояние иммунологической реактивности 3 человек, находившихся в течение 3 мес в условиях атмосферы, лишенной растительных ароматов (основная группа). Из них один испытуемый (Т.) вдыхал ежедневно по 30 мин РАВ монарды в дозе 0,5 мг/м3, а 2 человека дышали ИА (испытуемые К. и Ф.).

В результате проведенных исследований установлено, что после 3-месячного пребывания в условиях ИА у 2 испытуемых — К. и Ф. — достоверно уменьшилось относительное количество Е-РОК (Т-лимфоцитов) с 79 до 36 % (при норме до 60 %). У испытуемого Т. относительное количество общих Т-лимфоцитов в периферической крови хотя и снизилось (с 75 до 66 % Т-клеток), однако оставалось в пределах нормы.

У испытуемых П., А. и Б. (группа посещения), находившихся в условиях гермообъема 10 дней, состояние Т-системы иммунитета было в пределах нормы (соответственно 67, 68 и 71 % Т-лимфоцитов).

Таким образом, изменение в содержании Т-лимфоцитов в периферической крови у исследуемых через 3 мес пребывания в атмосфере, лишенной РАВ, было достоверным. Несмотря на небольшое число людей в группе, разница между средними показателями Т-лимфоцитов основной группы (операторы К., Ф. и Т.) в начале исследований достоверно (РР>0,05).



Сходная в общих чертах картина наблюдалась и при исследовании другого показателя, характеризующего состояние Т-систем иммунитета, — количества активных Е-РОК. У исследуемого К. число активных Е-РОК снизилось почти в 2 раза, у исследуемого Ф. — более чем в 4 раза. У испытуемого Т. число активных Е-РОК к концу исследования повысилось с 36 до 51 %.

У всех лиц группы кратковременного пребывания число активных Е-РОК после окончания эксперимента не выходило за пределы нормы.

При изучении В-системы иммунитета относительное количество В-лимфоцитов в периферической крови у всех обследованных основной группы было сходным, а именно — достаточно выраженное возрастание ЕАС-РОК (В-лимфоцитов). У испытуемого К. число ЕАС-РОК возросло в 1,5 раза, у испытуемого Т. — в 3,8 раза, у испытуемого Ф. — в 2 раза.

Отмечена статистически значимая разница (Р<0,05) между средним числом В-лимфоцитов у лиц основной группы до начала исследований и после окончания эксперимента (соответственно 18,3 против 40,0; Р<0,05).

Относительное количество В-лимфоцитов в группе кратковременного пребывания в условиях ИА достоверно не изменялось. Отмечалось некоторое снижение функциональной активности В-системы иммунитета после длительного пребывания испытуемых в условиях ИА: уровень нормальных гетерофильных антител в сыворотке крови у всех 3 обследованных не превышал 1:3. Другой показатель, характеризующий функциональную активность В-системы иммунитета, — концентрация в сыворотке крови — у всех обследованных после окончания эксперимента оставалась в пределах нормы.

В основной группе в крови всех 3 испытуемых снизился уровень лизоцима (до 6,9 мкг/мл — у испытуемого К., до 6,3 мкг/мл — у испытуемого Т. и до 6,6 мкг/мл — у испытуемого Ф.). Нормальный уровень лизоцима в сыворотке крови по данной методике составляет 9—11 мкг/мл.

Таким образом, результаты эксперимента показали, что пребывание людей в гермообъемах с автономной системой жизнеобеспечения сопровождается развитием определенного дисбаланса в системе иммунитета, а именно — снижением показателей, характеризующих Т-систему иммунитета, возрастанием относительного количества В-лимфоцитов крови с одновременным снижением их функциональной активности. Снижались и факторы неспецифической защиты.

Учитывая малочисленность наблюдений (3 человека), мы для более четкого решения поставленных вопросов провели затем исследования в ГО с участием 10 испытуемых. В первом отсеке 5 исследуемых дышали ИА, но биогенизированной (композиция РАВ лаванды, мяты и эвкалипта в суммарной дозе 0,30 мг/м3). Длительность пребывания в ГО — 20 дней. Исследования проводились дважды: до поступления в гермообъем результаты исследования в этот период оценивались как показатели иммунитета в условиях ЕА; через 20 дней после пребывания в ГО обследование выполняли повторно.

Результаты исследования испытуемых во втором отсеке расценивали как показатели в условиях ИА. Исследования в гермообъеме проводили в динамике (4—6 раз).

Установлено, что биогенизация искусственной атмосферы ГО РАВ эфирных масел способствовала стимуляции гуморального иммунитета испытуемых. В биогенизированной атмосфере отмечалось достоверное повышение содержания IgA, IgM, IgG (P<0,01). В этих же исследованиях зарегистрировано достоверное увеличение количества лизоцима (Р<0,05). Показатели титра гемагглютининов и концентрации IgE практически не изменились.

Достоверных различий между показателями иммунитета, полученными у испытуемых в условиях искусственной атмосферы и естественной газовой среды, мы не обнаружили, что, очевидно, объясняется небольшим сроком (20 дней) пребывания людей в искусственной и биогенизированной атмосфере.

Таким образом, исследования в ИА и БИА показали, что длительное пребывание людей в атмосфере, лишенной РАВ, сопровождается развитием определенного дисбаланса в системе иммунитета, а именно — снижением показателей, характеризующих Т-систему иммунитета, возрастанием относительного количества В-лимфоцитов в крови с одновременным уменьшением их функциональной активности. Кроме того, угнетаются факторы неспецифической защиты. Следует, однако, отметить, что хотя направленность изменений у всех испытуемых была в основном сходной, их выраженность несколько различалась. Так, у обследованного Ф. изменения показателей Т- и В-системы иммунитета были наиболее выраженными, при этом все изучаемые показатели значительно отличались от нормы (общие Е-РОК — 36 %, активные Е-РОК — 13 %, ЕАС-РОК — 46 %). У испытуемого К. при уменьшении числа общих Е-РОК (47 %) количество активных Е-РОК также оказалось в пределах нормы, как и у испытуемого Т., хотя у него были снижены показатели, характеризующие Т-систему.

В результате исследований, проведенных у больных хроническим бронхитом, подтверждено наличие иммуномодулирующего действия масла монарды дудчатой, лаванды настоящей, базилика эвгенольного, полыни лимонной.

Характерная динамика иммунологических показателей представлена на примере группы больных хроническим бронхитом, получавших ароматерапию композицией эфирных масел монарды, базилика, лаванды и полыни. После курса лечения отмечались повышение общего числа Т-зависимых лимфоцитов с 52,0 до 56,7 % (Р<0,01) и рост исходно сниженного числа субпопуляции Т-хелперов с 33,5 до 39,1 % (Р<0,02), снижение исходно повышенного числа субпопуляции Т-супрессоров с 24,1 до 17,4 % (Р<0,01). Вследствие указанных сдвигов достигалась оптимизация соотношения субпопуляции Т-лимфоцитов, проявившаяся повышением иммунорегуляторного индекса — исходно сниженного (с 1,48 до 2,24 ед., Р<0,02) и снижением исходно повышенного (с 10,65 до 4,14 ед., Р<0,02).

Влияние на гуморальное звено иммунитета было значительно менее выраженным, выявлено лишь повышение исходно сниженного уровня IgG с 844,5 до 929,3 мг% (Р<0,05).

Полученные данные позволяют считать, что показанием к назначению ароматерапии в качестве иммуномодулирующего воздействия является снижение общего числа Т-лимфоцитов с нарушением их субпопуляций (снижение числа Т-хелперов и повышение — Т-супрессоров) и снижение уровня IgG в крови.

Местный иммунитет и растительные ароматические вещества. Местный иммунитет — это комплекс защитных приспособлений различной природы, обеспечивающих защиту покровов организма, непосредственно сообщающихся с внешней средой.

Местный иммунитет рассматривается как часть общего иммунитета, направленного на защиту систем и органов, сообщающихся с внешней средой, от чуждых организму веществ, собственных генетически измененных клеток и аутоантигенов. В то же время эта система в своих функциях в достаточной степени автономна, направлена на поддержание гомеостаза организма. Принципиальных различий между местным и общим иммунитетом нет [Шварцман Я.С. и др., 1978].

Нами установлено, что применение ЭМ эвкалипта при 10-дневном воздействии снижало процент альвеолярных макрофагов в цитограмме бронхоальвеолярного смыва и стимулировало пролиферативную активность моноцитов (их предшественников), что сопровождалось усилением внутриклеточного кислородозависимого метаболизма, спонтанного розеткообразования, повышением фагоцитарной активности.

Под влиянием РАВ лаванды повышалось число розеткообразующих альвеолярных макрофагов в 5—6 раз по сравнению с контролем и с действием РАВ базилика. Однако РАВ базилика способствовали увеличению внутриклеточного кислородозависимого метаболизма в местных фагоцитах в А—5 раз по сравнению с контролем.

AT положительно влияла на местный иммунитет не только в эксперименте, но и у больных ХБ. Так, низкие показатели альвеолярных макрофагов и высокий уровень лизоцима при AT имели тенденцию к нормализации. Достоверно повышалась жизнеспособность клеток, улучшались резервные возможности альвеолярных макрофагов, что проявлялось восстановлением у них числа рецепторов, повышением поглотительной сопособности, нормализацией внутриклеточного метаболизма.

Таким образом, при курсовом вдыхании РАВ наблюдаются увеличение количества Т-лимфоцитов, повышение их функциональной активности, нормализация функциональной активности В-лимфоцитов, уровня IgG, увеличение количества АОК в селезенке животных и резкое повышение продукции антител в ответ на введение антигена. Повышается фагоцитарная активность макрофагов. Действие РАВ направлено и на Т-супрессоры, что вызывает ограничение их функции.

В наших экспериментальных исследованиях у РАВ эфирных масел были обнаружены иммунотропные свойства. Однако степень их воздействия на иммунную систему в целом и на ее отдельные звенья была различной. Выраженную иммуностимулирующую активность в отношении Т-звена иммунной системы проявили РАВ масла монарды дудчатой, в отношении В-звена — эвкалипт и полынь лимонная. Иммуномодулирующая активность выявлена также у РАВ базилика, жасмина, пихты, гвоздики, шалфея. Стимулирующее действие некоторых РАВ проявлялось в наибольшей степени на фоне снижения иммунологической реактивности, что характерно для многих известных иммуномодуляторов, таких, как Т-активин, тималин, левамизол.

Растительные ароматические вещества и факторы неспецифической защиты. У человека наряду со специфическими (иммунологическими) формами реагирования сохранились более древние, стереотипные неспецифические защитные реакции. К ним относятся лизоцим, бетализины, пропердин, интерферон, комплемент и др. Около 95 % биологических видов, населяющих нашу планету, обеспечивают свой гомеостаз только с помощью ФНЗ, без участия иммунных механизмов.

Рис. 10.Влияние РАВ на резистентность животных к различным воздействиям.
а — контроль; б — опыт; 1 — выживаемость при генерализованной инфекции; 2 — выживаемость после смертельного облучения (1000 R); 3 — устойчивость к вирусной и микоплазменной инфекции.

Механизмы неспецифической защиты являются авангардными и обеспечивают первую линию защиты широкого диапазона. Они включаются через несколько часов и даже минут в различного рода экстремальных ситуациях.

В наших исследованиях показано, что выживаемость мышей при экспериментальной генерализованной инфекции в опытной группе, где был проведен курс ароматопрофилактики, была в 2 с лишним раза выше, чем в контрольной группе. Выживаемость мышей после смертельного облучения в опытной группе была в 5 раз выше, чем в контрольной (они погибали от генерализованной инфекции). Уровень защиты кур-бройлеров при инфекционном ларинготрахеите под влиянием РАВ в опытной группе повышался более чем в 2 раза по сравнению с контрольной, где РАВ не вводились (рис. 10).

Под воздействием РАВ нарастал уровень лизоцима в крови больных хроническим бронхитом, повышалась фагоцитарная активность лейкоцитов, что сочеталось с клиническим улучшением.

В экспериментах было выявлено, что ЭМ монарды и базилика в 2,4—2,8 раза повышали активность перитонеальных макрофагов.

При этом исходно низкая фагоцитарная активность стимулировалась, исходно высокая — снижалась до нормальных показателей.

У облученных крыс, защищенных РАВ, уровень лизоцима соответствовал показателям интактных животных (в контрольной группе он был снижен в 1,5—2 раза). Выявлено четкое иммуномодулирующее действие ЭМ как in vitro, так и in vivo на фагоцитарную активность перитонеальных макрофагов.

РАВ благоприятно влияет на естественную резистентность организма. РАВ мяты, котовника, базилика, розы и др. способствуют нарастанию титра комплемента, лизоцима, нормальных гемолизинов и общей гемолитической активности крови, оказывают выраженный стимулирующий эффект на ФАЛ, макрофаги и функцию ретикулоэндотелиальной системы. РАВ шалфея, эвкалипта, монарды и др. повышают бактерицидность не только кожи, но и слизистой оболочки рта. При этом в крови увеличиваются гуморальные факторы неспецифической защиты.

Аллергия и растительные ароматические вещества. Под понятием «аллергия» подразумевают иммунную реакцию организма, сопровождающуюся повреждением собственных тканей.

Аллергию и иммунитет объединяет принципиальная однотипность иммунологических механизмов, лежащих в основе аллергии и иммунитета. Различия между реакциями иммунитета и аллергии характеризуются тем, что последние сопровождаются повреждением (воспаление, отек, бронхоспазм), т.е. один и тот же иммунологический процесс в организме может привести к совершенно диаметрально противоположному состоянию защиты и беззащитности — гиперчувствительности.

Таким образом, аллергия — это иммунная реакция организма, сопровождающаяся повреждением собственной ткани. Для практической медицины важен тот факт, что аллергический компонент в виде воспаления играет ведущую роль в патогенезе многих очаговых инфекций.

К 80-м годам, по данным Всемирной организации здравоохранения, аллергия по распространенности вышла на третье место в мире. Более 74 детей страдали различными формами аллергии, более 10 % взрослых на планете стали астматиками. В последние годы число больных аллергическими заболеваниями резко увеличивается.

Практических врачей обычно беспокоит вопрос: обладают ли РАВ, используемые при ароматерапии, аллергенными свойствами, поскольку у больных ХБ нередко наблюдается атопическая или лекарственная аллергия. В связи с этим мы попытались изучить этот вопрос.

Как показали наши исследования, некоторые РАВ снижали у животных реакции на стафилококковый аллерген. Это свидетельствует о том, что РАВ обладают противоаллергическим действием. Также установлено, что ингаляционное введение яичного белка предварительно сенсибилизированным морским свинкам сопровождалось развитием анафилактической реакции средней степени выраженности без гибели животных. Однако если животные одновременно с сенсибилизацией и в течение двух последних дней вдыхали РАВ, признаков анафилактической реакции в ответ на ингаляционное введение разрешающей дозы антигена не отмечалось. Трехкратное ингаляционное введение РАВ базилика, проведенное одновременно с сенсибилизацией, сопровождалось практически полным подавлением анафилактической реакции на введение разрешающей дозы антигена в дыхательные пути. РАВ лавра проявляли сходную активность, однако менее выраженную. Введение исследованных ЭМ непосредственно в дыхательные пути в экспериментах не оказывало какого-либо заметного аллергизирующего действия, поскольку при многократных воздействиях аллергические реакции не развивались.

Глава 20. РАДИОЗАЩИТНЫЕ СВОЙСТВА ЭФИРНЫХ МАСЕЛ

За последние 50 лет на территории бывшего СССР неоднократно имели место факты крупномасштабного радиоактивного загрязнения местности и связанные с ними факты радиационного воздействия на громадные контингенты людей. Население загрязненных территорий подвергается воздействию радиации. Состояние здоровья населения в некоторых из этих регионов приблизилось к критическому уровню. В связи с этим перед органами здравоохранения встали вопросы, связанные с преодолением последствий аварий. Кроме того, развитию ядерной энергетики, несмотря на дискуссию о целесообразности использования АЭС, нет альтернативы.

Профилактика, направленная на снижение отрицательного действия на человека радиации, включает в себя назначение радиозащитных средств.

Старые известные радиопротекторы и средства терапии оказались неэффективными из-за их токсичности и побочных эффектов. Возникла необходимость в принципиально новых противолучевых средствах, обладающих иммуномодулирующими антиоксидантными, адаптогенными свойствами. К таковым относятся растительные фенольные соединения, антиоксидантные витамины и др. [Барабой В.А., 1984]. Изучение биологической активности РАВ позволило предположить наличие у них радиопротекторных свойств, поскольку они, как показали наши исследования, обладают иммуностимулирующей активностью, выраженным бактерицидным действием широкого спектра; весьма значительной антиоксидантной активностью; противовоспалительным и гипосенсибилизирующим действием; способностью стимулировать синтез ДНК, клеточную пролиферацию, ингибировать проницаемость цитоплазматических мембран; положительно влиять на дыхательную, сердечно-сосудистую, центральную, нервную, эндокринную и ферментную системы.

Исследованиями наших сотрудников показано, что курс AT при смертельных дозах облучения животных стимулировал иммунный ответ, способствовал увеличению количества ядросодержащих клеток, повышению уровня окислительной активности и окисляемости липидов, снижению тяжести эндогенной инфекции и повышению выживаемости до 53,8 % против 7,7 % в контроле (при наблюдении в течение 30 дней).

В используемых концентрациях РАВ нетоксичны даже при длительном применении. Окончание курса воздействия РАВ может быть отсрочено по отношению к облучению на несколько дней (в наших экспериментах до 2 дней). Некоторые РАВ нельзя отнести к типичным химическим протекторам. В отличие от известных протекторов радиопротекторный эффект РАВ регистрируется и при хроническом облучении. Они могут использоваться как индивидуально, так и массово во время отдыха и работы. Стоимость профилактических мероприятий крайне низкая.

РАВ перспективны главным образом как радиопрофилактические, а в комплексе с другими известными средствами и как радиотерапевтические средства массовой защиты против действия внешнего ионизирующего облучения. Однако для наиболее эффективного использования РАВ в профилактических целях как радиопротекторов необходимы дальнейшие разработки наиболее активных радиозащитных композиций, конкретных способов их применения, схем воздействия, поиск оптимальных концентраций, необходимо также достаточно полно охарактеризовать их профилактическую, клиническую, социально-экономическую и экологическую эффективность.


1745236635421862.html
1745304200005681.html
    PR.RU™